1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Производителям мяса приходилось выживать в прошлом году

Россия восстановила производство мяса

В январе-декабре 2017 года производство скота и птицы на убой в сельхозорганизациях выросло на 7% до 10,8 млн т в живом весе, следует из материалов Росстата . В том числе производство свиней увеличилось на 7,1% до 3,7 млн т в живом весе, к концу декабря у промышленных производителей насчитывалось 19,7 млн свиней, что на 8,3% больше, чем годом ранее.

По словам гендиректора Национального союза свиноводов ( НСС ) Юрия Ковалева, прирост резко ускорился в четвертом квартале прошлого года. Так, в октябре он составил 12%, а в декабре — 13% к аналогичному месяцу 2016-го. «Это связано с тем, что именно в это время начали выходить на максимальную мощность комплексы, решения о строительстве которых были приняты со второй половины 2014 года по программе так называемого ускоренного импортозамещения», — ранее говорил Ковалев « Агроинвестору ». Всего, по подсчетам союза, с конца 2014 года крупные компании инвестировали в свиноводческий сектор около 200 млрд руб. «И сейчас, начиная с четвертого квартала, эти инвестиционные проекты выходят на полную мощность», — отметил Ковалев. В связи с этим, согласно прогнозу НСС , в 2018 году рост производства свинины будет примерно в таких же параметрах, как и в 2017-м.

Производство птицы в декабре 2017 года в сельхозорганизациях увеличилось на 5,4% до 544 тыс. т. Таким образом, за год темп роста выпуска этого вида мяса оценен в 7,8%: в январе-декабре промышленное производство птицы составило 6,1 млн т в живом весе против 5,7 млн т в 2016-м. По словам руководителя проектов практики АПК « НЭО Центр » Максима Никиточкина, как и в свиноводстве, рост промышленного птицеводства обусловлен значительным числом реализованных и реализуемых инвестиционных проектов.

Что касается КРС, то его промышленное производство, по данным Росстата , в течение прошлого года увеличилось на 1,8% до 935 тыс. т в живом весе. В то же время поголовье крупного рогатого скота в сельхозорганизациях в прошлом году продолжило сокращаться, уменьшившись еще на 1,1% до 8,2 млн животных, в том числе коров — на 0,9% до 3,3 млн голов. Производство овец и коз сохранилось практически на уровне 2016 года и составило 33,3 тыс. т при снижении поголовья к концу года на 1,7% до 4,1 млн голов.

Остатки выросли почти в 1,5 раза

Наряду с ростом производства скота и птицы выросли и остатки мяса в сельхозорганизациях. К концу декабря они в среднем на 45,4% превышали показатели конца 2016-го. При этом если по говядине остатки практически сохранились на уровне прошлого года, сократившись лишь на 0,6% до 568 т, то остатки свинины выросли более чем вдвое до 3,7 тыс. т, а мяса птицы — на 44,6% до 51,6 тыс. т.

В то же время увеличение запасов не имеет ярко выраженной годовой динамики по регионам, замечает Никиточкин. Так, по его словам, остатки свинины составляют лишь 0,05% от ее годового производства, к тому же их рост на 65% обеспечен одним регионом — Ставропольским краем. «Остатки свинины в регионе в декабре 2016-го были равны нулю, а по состоянию на 23 декабря 2017-го существенно увеличились. Этот факт связан с мероприятиями по профилактике африканской чумы свиней, которые и могли вызвать краткосрочное увеличение запасов у местных предприятий», — предположил Никиточкин. Не является существенным для всего объема рынка и увеличение запасов мяса бройлера, уверен эксперт. «Общероссийский рост запасов на 50% обеспечивается только двумя регионами — республикой Марий Эл и Челябинской областью. В данных регионах располагаются крупные предприятия по выращиванию бройлеров — «Птицефабрика Акашевская» и « Здоровая ферма »», — указал он. Также в Челябинской области работают такие крупные производители бройлера как птицефабрики «Равис» и агрохолдинг СИТНО . Как уточнила « Агроинвестору » представитель «Здоровой Фермы», компания не испытывает никаких трудностей, связанных с накоплением запасов, каналы сбыта продукции стабильны и постоянно растут.

В связи с этим говорить о наметившемся общероссийском тренде увеличения остатков и перепроизводстве свинины пока не приходится, оценивает Никиточкин. «Вследствие этого в первой половине 2018 года ожидается примерно стабильный уровень цен на свинину и мясо птицы с небольшими сезонными колебаниями», — полагает эксперт.

По подсчетам информационно-аналитическое агентства « ИМИТ », в течение 2017 года свинина в России подешевела на 13,6%, тушка цыпленка-бройлера — на 13,9%, хотя и за последний месяц года они поднялись в цене на 2,2% и 0,5%. «Таким образом, несмотря на декабрьский предпраздничный рост цен, в целом в 2017 году наблюдалось снижение стоимости свинины и курицы. Насыщение рынка данными видами мяса и рост конкуренции среди производителей, которым все чаще приходилось прибегать к разному виду акций для увеличения спроса на свою продукцию, толкало цены вниз», — отмечают аналитики « ИМИТ ».

В результате снижения цен потребление мяса в России увеличилось и, по подсчетам НСС , по итогам года могло составить 75 кг/чел. против 73 кг/чел. в 2016-м. В том числе потребление птицы должно вырасти на 1 кг до 33,5 кг/чел., свинины — на 1,1 кг до 25,7 кг/чел. По данным Росстата , в 2017 году доля свинины в общем объеме промышленного производства мяса составила 34,5%, мяса птицы — 56,4%, говядины — 8,6%, баранины и козлятины — 0,3%.

Сегодняшняя Россия производит мяса больше, чем РСФСР в последние годы Советского Союза, но если в советские времена 41% мясной продукции приходилось на говядину, то теперь 47% — на куриное мясо.

Экспертно-аналитический центр агробизнеса опубликовал любопытную статистику о динамике изменений в сфере производства мяса в России. В 1991 году ещё советская РСФСР производила 9,375 млн тонн мяса, к 2001 году его производство обвалилось более чем вдвое — до 4,477 млн тонн, но дальше начало восстанавливаться и росло с каждым годом. Советский уровень был достигнут на рубеже 2014-2015 годов, а с тех пор даже превышен (10,333 млн тонн в 2017 году), но при этом существенно изменилась структура баланса. Если в советские времена и даже в 1990-е годы в нём доминировала говядина, то теперь — курятина. А уровень производства говядины не только не достиг советских показателей, но упал в 2,5 раза и продолжает сокращаться. Перелом в тенденциях — «переход на курятину» произошел не так давно — примерно 10-12 лет назад.

Читать еще:  Жимолость Челябинка — описание сорта, отзывы и фото

«Вал» продукции, конечно, дело хорошее, но что касается качества большей её части — тут нечего и говорить — достаточно ознакомиться на практике в ближайшем магазине. Тем не менее, для малообеспеченных слоёв населения даже такая, неизвестно чем накормленная курица стала по сути основным источником животных белков.

Историк и журналист Павел Пряников так комментирует причины советского дефицита: «СССР надо было развивать птицеводство, как сейчас. Накормили бы страну дешёвой курятиной. Вместо этого развивали крупный рогатый скот — по нему какой огромный провал, в 2,5 раза сейчас говядины меньше производят».

Впрочем, к степени правдивости советской статистики тоже есть большие вопросы — какой процент заявленного производства мяса составляли приписки — ведь прилавки магазинов не шокировали изобилием даже в Москве.

» Советский уровень производства мяса» — по данным советской статистики? Пролетарии объедались шашлыками по-карски, да. » — пишет Григорий Колосов.

Впечатляющий рост в птицеводстве достигнут в основном из-за того, что Россия открылась миру — даже инкубационное яйцо в основном импортное,- отмечают блогеры.

» Рост в птицеводстве обеспечен импортными ветеринарными препаратами и работой с генами. СССР в этих отраслях сделать ничего не мог «, — пишет Stanislav Boch.

Смотрите видео: В Брейтовском районе активно развивается производство мяса птицы (February 2020).

«До такого унижения я опуститься не могу»

Люди по всему миру отказываются от мяса, чтобы выжить. Почему россияне все делают наоборот

Фото: Nigel Roddis / Reuters

В ближайшие десятилетия населению Земли придется серьезно пересмотреть свои подходы к питанию: резко сократить потребление сахара, молока и мяса в пользу пищи растительного происхождения. Этого требуют не только врачи и диетологи, но уже экологи и экономисты. Они утверждают, что иначе прокормить людей и сохранить их здоровье будет невозможно. В России за здоровое питание уже взялись на государственном уровне — это одна из целей национального проекта «Демография». Плохая новость в том, что от привычного образа жизни россиянам рано или поздно придется отказаться, а из-за многих лет голода и постоянного страха быть обманутым сделать это будет непросто. Подробности — в материале «Ленты.ру».

Растительная перспектива

На июньской конференции в шведском Стокгольме, которую собрали по итогам масштабного исследовательского проекта EAT Lancet, обсуждались конкретные шаги по переходу на растительную пищу, которые должны предпринять правительства стран и крупные международные компании.

«Я смотрела все выступления, и что мне лично было обидно, что Россия, самая большая страна по территории, никак не участвует в подобных инициативах, а наоборот, призывает наращивать потребления мяса, молока и других животных продуктов», — рассказала «Ленте.ру» Зинаида Медведева из Национального исследовательского центра «Здоровое питание».

Многие могут на это ответить, что Россия — страна северная. Тем и определяется традиционный для нее рацион. Однако именно с экспериментов в государствах Северной Европы и началось движение по внедрению здорового растительного питания, которое теперь существует под эгидой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

В шестидесятых годах прошлого века Финляндия была одним из лидеров по уровню смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в Европе и мире. В начале 1970-х там задумали эту проблему решить кардинально, разработав проект под названием «Северная Карелия». Именно в этом районе, граничащем с российской Карелией, он и начался.

«Там жили сильные и суровые мужчины-лесорубы, которые съедали фантастическое количество сливочного масла (12 килограммов в год), мяса и активно употребляли алкоголь, — отметила Медведева. — Уже к 40 годам у них возникали серьезные проблемы с сердцем, и впоследствии они довольно рано умирали».

Финны собрали врачей, социологов, представителей сельских общин и начали работать с населением, убеждая людей завязывать с вредными привычками и переходить на правильное питание. Последнее предусматривало сокращение потребления животных жиров и сливочного масла в частности.

Традиционные финские ржаные калитки на ярмарке в Хельсинки

Всего за 20 лет (с 1973-го по 1995-й) смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в Финляндии снизилась в восемь раз. Ровно во столько же сократилось и потребление сливочного масла.

«Мы ездили в их научный центр питания, разговаривали с главой проекта профессором Пекка Пуска (он, кстати, потом ушел работать в ВОЗ, так там захотели повторить его успех в других странах), — вспоминает собеседница «Ленты.ру». — И вот мы спросили: что же вы делаете с вашим прекрасным сливочным маслом, которое у нас считают едва ли не эталонным? Они ответили: в Россию продаем».

Потребление отечественных продуктов для финнов, по ее словам, часть национальной идеи, и в этом россияне на них похожи. Только теперь акцент там делается на выращивании рапса, так как рапсовое масло наиболее приближено к оливковому (как некоторые считают — самому полезному).

«Учили хозяек пользоваться маргарином на основе рапсового масла. Прямо собирались на кухнях и делали традиционные блюда по новым рецептам», — объясняет Медведева.

Читать еще:  Земляника Богота: выращивание, описание сорта, фото и отзывы

Дополнительным стимулом стала экономия. Стоило растительное масло заметно дешевле сливочного.

Фото: Frank May / Globalloookpress.com

Сэкономить удалось и государству. Этот эффект позднее применительно к Англии описал в своей статье профессор Ливн Аннеман. По его расчетам, при переходе 10 процентов жителей Великобритании на растительную диету казна Ее Величества сохранит пять миллиардов фунтов стерлингов, которые были бы потрачены на здравоохранение.

Есть те, кто воспринимает это как призыв к принудительному вегетарианству, но эксперты отмечают, что речь идет лишь о «преимущественно растительной» диете, и место для мяса, рыбы и молочной продукции в ней остается.

Деревенское против инновационного

В России здоровое питание неразрывно связано с наращиванием потребления молока. Однако в благополучных западных странах наблюдается обратная тенденция.

К примеру, жители США теперь едят на 40 процентов меньше молочки, чем сорок лет назад. И это не связано с бедностью. По данным издания Food and Health Survey за 2019 год, семь из десяти американцев стараются есть больше растительной пищи, так как считают ее более полезной.

Все большую популярность на западе получают составные продукты. Молочные продукты с растительными жирами продвигаются производителями там как нечто инновационное, полезное, вкусное и более экологичное. Последнее утверждение подкрепляется исследованиями о том, что производство продуктов животного происхождения требует значительно больше природных ресурсов.

Амстердам, холодильник в супермаркете верхнего среднего ценового сегмента. В центре — ряды спредов для бутербродов и маргаринов для готовки. Справа — сливочное масло.. Фото: Зинаида Медведева

«А в России те же самые компании в рекламных материалах делают упор на традиционность своей продукции, ее естественность, близость к природе, — говорит Зинаида Медведева. — Это подкрепляет заблуждение наших соотечественников о том, что молочная продукция полной жирности полезнее, а ее приобретение для своих близких — знак особой заботы о них».

Полезность жирного молока без растительных добавок активно подчеркивается и в государственных программах, проводимых под эгидой Минсельхоза: «Три молочных продукта в день» и «Школьное молоко».

«Выбор продуктов для себя и своих детей — это вопрос безопасности. И этот выбор по умолчанию делается в пользу традиции, то есть в пользу опыта, накопленного самим человеком, его родителями и многими поколениями соплеменников. Но сейчас мы — россияне — часто идем наперекор традициям, и на то есть причины», — объясняет психолог Виктор Воротынцев.

Если брать классический деревенский «русский стол», отмечает он, то это хлеб из муки грубого помола, каша, репа, лесные ягоды, грибы, орехи, мед, рыба и так далее. В основном — вполне полезная еда. Однако особенности рациона были обусловлены отнюдь не борьбой за здоровое питание, а годовым циклом созревания и заготовки продуктов, отсутствием морозильников и современных способов консервации, да и бедностью русской деревни.

Веганские блюда в одном из пабов Лондона

Фото: Simon Dawson / Reuters

К тому же едва ли не половину года люди проводили в многодневных и однодневных религиозных постах, целью которых было усмирение плоти, а не оздоровление.

«Таким образом, распространенное сегодня мнение, что главное — есть молоко и мясо — это обращение не к традиции, а скорее желание отъесться за многолетнее полуголодное существование, когда пищевые ограничения накладывались на людей помимо их воли», — отмечает Воротынцев.

Он полагает, что покупка сливок и шашлыка вместо более дешевого спреда и соевого мяса людьми, живущими на мизерную зарплату в регионах, — это своеобразный протест против нищеты. «Как это я буду кормить своих детей маргарином? Нет, до такого унижения я опуститься не могу — вот что думают россиянки», — добавляет он.

А разговоры о пользе для здоровья такие люди воспринимают как издевку. Мол, вы нам еще про лечебную голодовку расскажите.

Выгода пользы

Важной причиной негативного отношения россиян к составным продуктам стало то, что в 90-х они распространялись недобросовестными производителями, утаивавшими информацию о составе на этикетках ради наживы.

Людей просто обманывали, продавая им вместо отборных сливок подкрашенное пальмовое масло. Быстро на эту проблему государство ответить не сумело. Только недавно в регламент Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» внесено требование об обязательном указании на пакете «молокосодержащий продукт с заменителем молочного жира, произведенный по технологии. » и так далее.

Эта мера действительно может повлиять на потребительские привычки россиян. Исследование, проведенное Национальным исследовательским центром «Здоровое питание», показало, что 53 процента тех, кто сегодня покупает составные продукты в супермаркетах под видом обычных, откажется от них после переименования.

Впрочем, врач-диетолог, доктор медицинских наук Алексей Ковальков полагает, что нынешняя международная кампания в поддержку перехода людей на преимущественно растительную диету или вегетарианство — это новая попытка массового надувательства.

Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

По его мнению, уже не путем сокрытия информации о составе продуктов, а через проведение научных исследований заказного характера производители навязывают потребителям то, что выгодно им самим.

«В мире ощущается дефицит белков. Производить свинину, к примеру, значительно дороже и сложнее, чем хлеб, булки и другие высокоуглеводные продукты. Теперь выгоду объясняют пользой, но мы должны понимать, что наши предки миллион лет питались преимущественно мясом и именно это сделало человека человеком», — говорит Ковальков.

Впрочем, рынок составных и растительных заменителей классических молочных и мясных продуктов сформировали небольшие компании и стартапы, которым навряд ли бы хватило средств на проплаченные авторитетные исследования. Пищевые гиганты, у которых такие возможности были, оказались не готовы к переменам и пошли путем поглощения инновационных стартапов.

Так, Nestle в прошлом году приобрела американскую фирму Sweet Earth Foods, производившую бургеры из растительного белка. Французская компания Danone приобрела инновационную компанию Alpro, выпускающую широкую линейку растительных аналогов коровьего молока, десертов и йогуртов. Переборовшие консервативное почитание сливочного масла финны из компании Valio вывели на международный рынок напиток на основе овса под брендом Oddlygood.

Читать еще:  Сорт огурца герман

Возможно, для крупных и авторитетных молочных компаний, наверняка имеющих свое лобби в национальных правительствах, поглощение инновационных продуктовых фирм — не прихоть, а борьба за выживание. Так произошло с американской Dean Foods, которая, испытывая серьезные финансовые затруднения из-за падения спроса на молоко, попыталась найти выход путем покупки 70 процентов акций фирмы Good Karma Foods, выпускающей напитки на основе льняного семени.

На российском рынке в 2018 году появился бренд Nemoloko от волгоградской компании «Сады Придонья». Его можно встретить почти в любом магазине, однако воспринимается он потребителями часто по-старому — как продукт для тех людей, которые не могут пить обычное молоко, либо как замена молока в пост.

Однако отечественным производителям молока покупать «растительные» стартапы и бороться за выживание пока нет никакой нужды. Но ситуация может измениться в будущем. Согласно планам национальных проектов, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, инфарктов и инсультов к 2024 году должна снизиться почти на четверть. Вариантов, как этого достичь без изменения диеты, в мире пока не нашли.

Впрочем, очень многое будет зависеть от стоимости растительных аналогов мясных и молочных продуктов. Самые качественные из них вряд ли по карману большинству россиян.

Низкий спрос замедлил рост производства

По итогам 2019 года темпы роста производства мяса в России могут оказаться самыми низкими за последние десять лет. Причина — в насыщенности внутреннего рынка на фоне снижения реальных доходов населения. Для того чтобы поддержать спрос, производителям придется снизить цены, а это повлияет на рентабельность бизнеса. Большие надежды у компаний на экспорт в азиатские страны, который, по прогнозам, увеличится на 40%.

Темпы роста производства мяса птицы и скота по итогам 2019 года могут снизиться до минимальных значений за последние десять лет, говорится в предоставленной “Ъ” презентации аналитического центра «Совэкон». По его прогнозам, в живом весе производство вырастет всего на 0,5%, до 15 млн тонн, в то время как в 2018 году рост составил 2,5%. Для сравнения: в 2015 году прирост достиг 4,3% (13,5 млн тонн), в 2016 году — 3,7% (14 млн тонн), в 2017 году — 4,4% (14,6 млн тонн). Как говорит директор «Совэкона» Андрей Сизов, прогнозные цифры отражают насыщение внутреннего рынка: производителям удалось практически вытеснить импорт, а потребление растет не так активно из-за падения реальных доходов населения. По подсчетам Федеральной таможенной службы, импорт мяса скота в 2018 году снизился на 36,7%, до 409,2 тыс. тонн, птицы — на 3,4%, до 221,7 тыс. тонн.

По итогам 2018 года обеспеченность мясом птицы достигла 95–98%, подтверждает тенденцию президент Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов. В прошлом году российские производители смогли полностью обеспечить внутренний рынок свинины, добавляет президент Национального союза свиноводов (НСС) Юрий Ковалев. По его данным, местные компании произвели 3,7 млн тонн, еще 85 тыс. тонн импортировали и 85 тыс. тонн экспортировали. Не удалось заместить только импорт говядины. В Agrifood Strategies в январе этого года оценивали уровень самообеспеченности внутреннего рынка говядиной примерно в 60%.

Виктор Линник, президент АПХ «Мираторг», в интервью Forbes, апрель 2019 года

Западный опыт состоит сплошь из запретов — куда нас с нашим мясом или молочкой пустили? Никуда!

Достижение самообеспеченности по свинине не означает стагнации производства, считает Юрий Ковалев. По данным НСС, в 2018 году производство этого мяса выросло на 5,5%. Господин Ковалев считает, что в ближайшее три-четыре года динамика роста сохранится на уровне 3–5% в год, так как в завершающей стадии находится ряд инвестпроектов. По итогам 2019 года НСС прогнозирует рост производства свинины на уровне 3–4%, «Совэкон» и Институт конъюнктуры аграрных рынков — на уровне 4–5%.

Как свиноводов подпитало зерно

Негативную тенденцию на рынке в целом обеспечивает падение производства мяса птицы: по итогам 2019 года его выпуск снизится до 6,5 млн тонн против 6,7 млн тонн в 2018 году, прогнозируют в «Совэконе». Причина — в серьезных проблемах с бизнесом у двух крупных игроков сегмента, «Евродона» и «Белой птицы», считает Андрей Сизов. Сергей Лахтюхов не столь пессимистичен: по его прогнозам, по итогам текущего года производство мяса птицы вырастет на 1–2% за счет запуска на полную мощность площадок, которые сменили владельцев, и роста экспорта в Юго-Восточную Азию и на Аравийский полуостров. Экспорт всех видов мяса вырастет на 40%, рассчитывает господин Лахтюхов. Он напоминает, что африканская чума уничтожила треть поголовья свиней в Китае, из-за чего произошло смещение на потребление мяса курицы, а ГАП «Ресурс» развивает торговлю с Саудовской Аравией, что открывает перспективы торговли халяльной продукцией со всем полуостровом.

Поддержать производство может рост внутреннего потребления за счет снижения цен, считает Юрий Ковалев. По его данным, сейчас в России потребление мяса составляет 75 кг на человека в год, из которых на свинину приходится 25 кг, на птицу — 35 кг, на говядину — 15 кг. В предыдущие годы рентабельность производства свинины составляла 20–25%, но из-за роста производства и конкуренции она снизится до 10–12%, продолжает эксперт. Он прогнозирует снижение оптовых цен на свинину на 5–10%. В мае этого года средняя оптовая цена на свинину, по данным торговой площадки «Агро24», составляла 177,5 руб. за 1 кг.

Источники:

http://ru.blabto.com/6426-russia-restored-meat-production.html
http://lenta.ru/articles/2019/07/14/govegan/
http://www.kommersant.ru/doc/3990104

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector